Камертон № 8

«ВЕСНА  ИДЕТ…»

 

         Два концерта в Большом зале консерватории – фортепианный дуэт Людмилы Леонтьевой и Людмилы Кругловой (6 марта, ведущая – музыковед Юлия Скрипченкова) и «Виват, оперетта» (15 марта, ведущая – заслуженный деятель искусств, профессор Любовь Власенко) внесли при климатической неустойчивости долгожданное весеннее тепло в души астраханцев, разбудив половодье чувств, привнеся массу положительных эмоций.
Иоганнес Брамс… 24 фортепианных опуса, куда вошли 164 разножанровые пьесы: скерцо, сонаты, вариации, этюды, баллады, интермеццо, рапсодии, вальсы, венгерские танцы… Какая музыка звучала! Она «омолодила» на полвека, вернула время юности, когда мелодии славянских танцев А. Дворжака, норвежских танцев Э. Грига, венгерских танцев И. Брамса пели, как сейчас распевает молодежь модные шлягеры, были предметом изучения, звучали по радио, в программах гастролирующих ведущих симфонических оркестров (Н. Рахлин – Москва; А. Стасевич – Куйбышев=Самара; Н. Факторович – Саратов и др.), посещавших Астрахань в летние концертные сезоны.
Постепенно ухо отвыкло от «музыки сердца» – симфоний П. Чайковского, И. Брамса, концертов С. Рахманинова, Р. Шумана, Ф. Листа, балетной музыки А. Глазунова и т.д. С удовольствием слушаем симфонии С. Прокофьева, Д. Шостаковича, концерты Р. Щедрина, А. Шнитке, бразильские танцы Д. Мийо, испанские танцы де Фальи, фортепианные сонаты Б. Тищенко, Г. Уствольской и т.д. Такова жизнь…
Программа брамсовского концерта, пронизанная идеей цикличности, уникальна тем, что выдающийся   н е м е ц к и й   композитор XIX века (4 симфонии, 2 увертюры, 4 концерта, 3 скрипичные сонаты, 2 виолончельные, 2 кларнетовые, органные произведения, около двухсот вокальных опусов и т.д.) предстал автором музыки других национальных традиций.
Славянская культура была опоэтизирована «Русским сувениром» – фантазией на темы пяти известных песен-романсов, среди которых «Соловей» А. Алябьева, «На заре ты ее не буди» А.Варламова.
В обработках И. Брамса нет ничего внешне показного, надуманно искусственного. Прекрасный пианист, он изумительно тонко передал настроение каждой вокальной миниатюры (томность и восторг целомудренной души, любование природой и элегическую задушевность), а главное, мелодическую щедрость (возможности «пения» на фортепиано), вязь диатонических попевок, жанровые особенности композиций, воспроизводящие народный стиль русской песенности.
В «Венгерских танцах» И. Брамс использовал интонации городского фольклора (стиль вербункош), «цыганскую» (венгерскую) гамму, неистощимую изобретательность ритма (пунктирные кадансы, синкопы, броские ритмоформулы, связанные с театрально-выразительным изображением различных форм движения). При богатстве образно-смысловых оттенков музыку венгерских танцев отличает «мудрая простота»: композиция двух первых тетрадей построена на темповом, метрическом сопоставлении пьес, характера настроения, танцевальных движений; большинство танцев написаны в сложной трехчастной форме, что способствует единству сюитного многообразия частей.
Из семи вариационных циклов, написанных И. Брамсом (на темы Р. Шумана ор.9, Г. Генделя, Н. Паганини – этюды для фортепиано, на венгерскую и собственную темы), на концерте прозвучали два цикла для фортепиано в четыре руки: Вариации на тему Р. Шумана ор.23 и Вариации на тему Й. Гайдна – «великого венца» (Ю. Кремлев). Оба цикла вариаций – произведения большой художественной ценности по разнообразию красок и техник игры, требуют от исполнителей «артистического магнетизма» (Ф. Бузони). «Незнакомый» И. Брамс был озвучен серией вальсов ор.39, которые лично я услышала впервые.
Вся программа с содержательной и формально жанровой сторон исполнена безукоризненно: темперамент, жесткая ударность, стихия танцевальных ритмов, «симфонический» объем звучания («Венгерские танцы»); полетность фигураций, чистота кантилены, широкая фразировка, восторженное выражение романтических чувств («Русский сувенир», «Вальсы»); продуманность архитектонических принципов, модель камерного инструментализма, контраст динамики (Вариации на тему Й. Гайдна), разнообразие артикуляционных состояний звуковой материи, контраст ее плотности (Вариации на тему Р. Шумана). Великолепный ансамбль, убедительная интерпретация. Щедрые аплодисменты, букеты цветов от благодарных студентов.
От меня лично низкий поклон дуэту Людмил за блестящее исполнение прекрасной музыки композитора-художника величайшей нравственности, имя которой  с в е т   д о б р а !

*  *  *

         Перечень участников концерта «Виват, оперетта» занял половину афиши. В него вошли фамилии шестнадцати студентов и выпускников консерватории факультета академического пения, камерный хор «Лик» (руководитель – Т. Рекичинская), Елена Иноченко (соло скрипки), концертмейстер – заслуженная артистка РФ, профессор Анна Курганова, ведущая – заслуженный деятель искусств, профессор Любовь Власенко.
Емкое, содержательное вступительное слово дало представление об истоках возникновения («прародителях») оперетты, истории формирования и развития жанра, общекультурной значимости, ярчайших представителях национальных школ: «парижской» – Жак Оффенбах, «венской» – Франц Зуппе, Карл Миллекер, Иоганн Штраус, «неовенской» (продолжатели традиций венской оперетты) – венгры Ференц Легар, Имре Кальман, отечественной.
Отечественная оперетта с самого рождения была тесно связана с массовой песней, поэтому не случайно первыми ее создателями были композиторы-песенники М. Блантер, Б. Александров, А. Колкер, Ю. Милютин, Н. Стрельников, К. Листов. Концентратом таланта, творческой фантазии, мастерства стали оперетты И. Дунаевского, где песни являлись главным идейным и музыкальным центром произведения: «Вольный ветер» (1947), «Сын клоуна» (1950), «Белая акация» (1955) – «лебединая песнь» композитора.
Не остались без внимания предпосылки и факторы, определившие появление оперетты в Астрахани – исторические вехи «жизни и творчества» жанра: сезон 1810 года (на полвека раньше, чем утвердилась оперетта на русской сцене) был занят водевилями, музыкальными спектаклями типа оперетт; открытие театра музыкальной комедии осуществлено в 1945 году; в 1946 году в театре работал доктор искусствоведения, профессор Марк Аронович Этингер; в 1948  году была поставлена оперетта «Вольный ветер» И. Дунаевского, в том же году по финансовым причинам театр был закрыт, и понадобилось почти пятьдесят лет, чтобы оперетта вновь зазвучала на сцене музыкального театра в Астрахани.
На концерте «Виват, оперетта» зрители услышали арии, ариозо, дуэты, куплеты, пес-ни, сцены из оперетт «Фиалка Монмартра» (Трофименко Е.), «Сильва» (Нестеров А., Антро-пова Ю.), «Марица» (Евтушенко Е., Великанов М.), «Принцесса цирка» (Сигбатулин Р.) Им-ре Кальмана; «Веселая вдова» Ференца Легара (Кузнецов Д. – вокал, Иноченко Е. – скрип-ка); «Цыганский барон» Иоганна Штрауса (Быстров С. – вокал, Иноченко Е. – скрипка); «Трембита» Юрия Милютина (Нестеров А., Януш О.); «Вольный ветер» (Воронина О., Сигбатулин Р., Старцева Е.), «Белая акация» (Старцева Е.) Исаака Дунаевского; «Бабий бунт» Евгения Птичкина (Щербицкий М.); «Холопка» Николая Стрельникова (Евтушенко Е., Куз-нецов Д., Катаева С., Щербицкий М., Януш О.); «Кварталы Парижа» Николая Минха (Катаева С.); «Аршин мал алан» Узеира Гаджибекова (Нестеров А., Старцева Е.); «Севастопольский вальс» Константина Листова (Каюкова Е.).
Характерная черта стиля Н. Стрельникова – стремление сблизить оперетту с оперой. Отсюда сложные полифонические ансамбли, хоры, монументальные финалы, красочные народно-бытовые сцены. Поэтому отдельные номера (Канцонетта Виолетты, Гусарская песня) из оперетты «Холопка», а также из «Кварталов Парижа» Н.Минха исполнялись с участием камерного хора «Лик», который пел безупречно.
Петь в оперетте не просто: этот жанр способствовал формированию особого типа исполнителя-актера, для которого пение, танец, разговорная речь органичны в выражении эмоций. Некоторые дуэты превратились в театральные представления, подчинив мимику, пластику движения, голос единой линии сценического поведения.
Как всегда вдохновенно играла концертмейстер А. Курганова, в руках которой аккомпанемент подчеркивал и углублял психологическое и драматическое содержание текста, «договаривал» невысказанное солистами, создавал иллюстративный, изобразительный фон, звучал как разнотембровый оркестр.
Переполненный зал, одобрение публики в виде щедрых аплодисментов, цветы от поклонников, сокурсников, друзей – свидетельство популярности жанра оперетты у астраханской аудитории.

                                      А. Свиридова