Камертон № 8

ПОЗДРАВЛЕНИЯ ЮБИЛЯРАМ

АЛЛА СВИРИДОВА:
ЧЕЛОВЕК, ЖИВУЩИЙ МУЗЫКОЙ

 

 Поводом для настоящего интервью стала одна знаменательная для нашего вуза дата. Свое 70-летие отметила Алла Васильевна Свиридова – кандидат искусствоведения, профессор кафедры теории и истории музыки, заслуженный работник высшей школы РФ, представительница легендарного первого выпуска Астраханской консерватории. Отзывчивая, коммуникабельная, позитивная, но в тоже время требовательная к знаниям, она всегда вызывала чувство восхищения у своих учеников и коллег. Казалось бы, мы знаем об Алле Васильевне все – ее жизни, ее научных интересах, ее способности воспитывать поколения мыслящих ученых, ее необыкновенной тяге к постоянному самосовершенствованию… Однако, те, кто прочитает данное интервью, в котором представлены ранее не широко известные факты, сведения, размышления, истории из ее творческой биографии, внесет новые краски в уже сложившийся образ Аллы Васильевны – человека, живущего в музыке и живущего музыкой.
Естественно, мой первый вопрос звучал следующим образом:
- Алла Васильевна, расскажите, как все начиналось? Когда произошло Ваше знакомство с миром музыки?
В девять лет мама за руку отвела меня в музыкальную школу. К своему стыду имена и отечества первых учителей не помню: Денисова – по фортепиано, Черемина – по сольфеджио и теории. Окончив в 1954 году семь классов общеобразовательной школы, по совету все той же Череминой поступила в музыкальное училище на дирижерско-хоровое отделение (класс Виктора Кузьмича Нечаева). С этого времени помню всех своих учителей: Ирина Рафаэльевна Бухарцева (фортепиано), Марк Аронович Этингер (теория музыки, гармония, полифония, сольфеджио, анализ музыкальных произведений), Галина Яковлевна Вол (музыкальная литература). А еще я училась игре на баяне, так как нас готовили руководителями хоровых коллективов сельских клубов и кроме фортепиано был введен дополнительный «сельский» инструмент.
- Вы помните своих сокурсников?
Безусловно! Набор в 1954 году был замечательным: Тагир Сайфуллин, Юрий Арутюнов, Лев Мокров, Лариса Литвинова, Римма Лейтман (Москаленко), Фарид Сепкулов, Владимир Канунников – дирижеры-хоровики; Борис и Нина Красильниковы – скрипка, фортепиано; Ирина Самсонова (Габриэлова), Юрий Сивко, Элла Мушкатерова – фортепиано и т.д.
- Какой вам запомнилась атмосфера тех лет?
Учеба – самое лучшее время жизни, будь-то училище или консерватория. Сколько востор-женных впечатлений от концертов гастролирующих симфонических оркестров (Н. Рахлин, А. Стасевич, Н. Факторович, М. Растропович и др.), оперных спектаклей, балетов, оперетт приезжих групп, выступлений Грача, Штаркмана, Рихтера, Растроповича! В летнем театре Парка «Аркадия» слушала первый и, к сожалению, единственный раз за свою жизнь «в живом исполнении» Концерт для голоса с оркестром Р. Глиэра.
Мы пели мелодии танцев Брамса, Дворжака, темы партий из симфоний и концертов Бетховена, Чайковского, Моцарта (вместо современных шлягеров, которые распевала молодежь), по радио ежедневно звучала классическая музыка в исполнении оркестра Всесоюзного радио, по телевизору часто транслировались концерты из залов Московской консерватории…
- После окончания училища Вы устроились на работу в общеобразовательную школу. Какие эмоции у Вас вызвал труд на этом нелегком поприще?
Работая преподавателем пения в общеобразовательной школе № 47, я испытала совершенно другие эмоции, по сравнению с теми, которые сопровождали меня в годы обучения в училище. Ждала с нетерпением завершения учебного года, чтобы никогда не возвращаться в эту атмосферу. Затем десять лет работала аккомпаниатором в спортивных школах, готовила программы по спортивной, а затем художественной гимнастике с воспитанниками Людмилы Александровны Тихомировой: сестрами Кандыриными (Вера, Надя, Люба), Байрамгазиевой, Засухиной, Леонтьевой и десятками других мастеров спорта. К этому времени у меня была уже пятилетняя дочь и постоянные поездки (Грозный, Дубна, Белгород, Волгоград и др.) на соревнования стали в тягость.
- В 1965 году Вы продолжили свое образование, вновь поступив в музыкальное училище… Чем был обоснован такой шаг – желанием сменить профессию, тягой к самосовер-шенствованию?
- Конечно, тягой к самосовершенствованию и желанием знать музыку «изнутри». В том го-ду я поступила на теоретическое отделение Астраханского музыкального училища, что коренным образом изменило мою судьбу. Училась по гармонии и сольфеджио у Инны Борисовны Добролюбовой, по музыкальной литературе – у Стеллы Семеновны Руденко, по фортепиано – у Ирмы Евгеньевны Шагаловой. Всем преподавателям искренние слова благодарности!
- В год окончания Вами теоретического отделения училища в Астрахани открылась консерватория, и Вы стали одним из первых музыковедов-астраханцев, которые получили высшее образования на родной земле…
Да. На четвертом курсе училища я интенсивно готовилась к поступлению в вуз. С этой це-лью М.А. Этингер создал специальную подготовительную группу. Первый набор в консерваторию (всего 10 человек) состоял на 50% из астраханцев: Струкова Лидия, Волкова Лариса, Ляхова Валентина, Мисина (Мухина) Татьяна и я.
- Кто был среди Ваших педагогов и чем запомнились годы обучения в консерватории?
В вузе гармонию, методику преподавания теоретических и исторических дисциплин вел М.А. Этингер, историю музыку – Н.В. Александрова (зарубежная музыка) и А.С. Ярешко (русская музыка), полифонию – М.Г. Хрущева и О.А. Меремкулов. По фортепиано педагоги меня-лись каждый год – Л.А. Ежова, С.А. Егорова, Л.В. Жигульская, Г.А. Сальковская. Приходи-лось, конечно, нелегко, поскольку учебу в вузе совмещала с работой в музыкальной студии Дома Работников Просвещения (сейчас – Центр детского и юношеского творчества). От профсоюза учителей имела возможность войти в жилищный кооператив и получить квартиру. С материальной точки зрения это было самое тяжелое время в моей жизни, поскольку 50% процентов зарплаты уходило на погашение взятой ссуды. Годы обучения, помимо достижений в области познания музыки, запомнились театрализованными капустниками, яркими программами, которые слушала в концертном зале, знакомством с целым рядом талантливых музыкантов, педагогов.Я принимала участие в конференциях по истории партии; кафедра общегуманитарных дисциплин даже предлагала дальнейшее (послевузовское) обучение в сфере общественных наук, гарантировав мне поступление в Ростовский университет. Но, подумав, я выбрала путь музыковеда…   

 - А сразу после окончания консерватории Вы остались в ее стенах, приступив к педагогической деятельности…
В первое время преподавала историю музыки после 1917 года, народное творчество, гармонию, сольфеджио. Сейчас историю отечественной музыки сменила на фактурологию. За все время работы в консерватории в специальном классе подготовила 38 дипломников. Из выпускников класса по специальности: Елена Ситникова (Плотникова) (1981) защитила диссертацию, получила диплом кандидата философских наук и диплом доцента; Элла Панаиотиди (1984) за-кончила аспирантуру Института искусствознания – ныне ГИИ (Москва); Наталья Барсукова (1989), избрав материалом исследования тему дипломной работы, закончила аспирантуру Мос-ковской консерватории и защитила в 1997 году кандидатскую диссертацию по оперному творчеству Слонимского. Выпускники преподают в отечественных и зарубежных вузах, музыкальных училищах и училищах искусств, школах.
- В 1978 году Вы поступаете в аспирантуру Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии (ныне – Российский институт истории искусств). Чем ознаменованы годы обучения в ней? Согласны ли Вы с утверждением, что Ленинград (Санкт-Петербург) – это особый культурный мир со своими традициями, интеллигентностью?
Конечно. В этом отношении не могу пожаловаться на судьбу. Учеба в аспирантуре способствовала личному общению с музыковедами первой величины – Л.Н. Раабеном, А.И. Климовицким, М.Г. Арановским, Ю.В. Кудряшовым, Т.С. Бершадской, Л.Е. Гаккелем, Ю.Г. Коном, С.М. Хентовой, Е.А. Ручьевской, Н.С. Серегиной, О.К. Коловским. Также общалась с компози-торами – Г. Свиридовым, Б. Тищенко, С. Слонимским. Аспирантские сессии, помимо отчетов по науке, были насыщены каждодневными музыкальными впечатлениями. Поскольку предварительная проблематика кандидатской диссертации была связана с творчеством Тищенко, мне удалось попасть на премьеру его балета «Ярославна», Концерта для арфы с оркестром. Симфоническим оркестром дирижировал Юрий Темирканов. В Ленинграде впервые услышала сочи-нения А. Шнитке, С. Губайдулиной, Г. Уствольской, Э. Денисова, в оперной студии консерватории и в «мариинке» всегда продавались контрамарки на оперные спектакли. Приезжала с таким слуховым «багажом», что казалось, музыка «вылезает» из ушей…
- Вы сказали, что первоначально при написании диссертации хотели заниматься про-блемами творчества Бориса Тищенко… А какова окончательная тема Вашего диссерта-ционного исследования и что способствовала смене материала работы?
Нет, я изначально планировала писать диссертацию о Шостаковиче. На вступительном экзамене предоставила реферат по вопросам фактуры в творчестве Дмитрия Дмитриевича. Рецензентом реферата был Марк Генрихович Арановский. На первом ознакомительном совете мне неожиданно предложили заниматься проблемами творчества Тищенко, поскольку в ЛГИТМиКе в то время уже писались работы о Шостаковиче, в частности – С. Беловой и Л. Саввиной. Я встречалась с Тищенко, знакомилась с его музыкой, получала от него ноты, книги и записи. Однако, на окончательном утверждении темы диссертации мне предложили вновь вернуться к теме, посвященной фактуре Шостаковича. И, по согласованию со своим научным руководителем, профессором Т.С. Бершадской, я согласилась.
- Таким образом, и возникло итоговое исследование «Позднее инструментальное творчество Шостаковича (к проблеме проявления принципов монодийности в многоголосии)». А защита Вашей диссертации состоялась в 1982 году…
- Да. Диссертацию написала за три года, что давало преимущество внеочередной защиты. Ни о каких конференциях, симпозиумах аспирант в те годы не мечтал, попасть в сборники научных трудов было практически невозможно. Помог М.А. Этингер, согласившись стать ответ-ственным редактором сборника трудов ГМПИ им. Гнесиных «Актуальные проблемы ладогар-монического мышления» (вып. 63). Для защиты диссертации нужны были три публикации, причем депонированные рукописи приравнивались к публикациям. В эти годы я была ответственной за депонирование (имела полный перечень и образцы необходимых документов). Всего у меня две депонированные монографии и восемь статей, хотя процедура депонирования – не из легких. Нынешнее поколение аспирантов, ученых находятся в райских условиях по сравнению с нашим.
- Вы очень активно пишите разного рода работы – научные статьи, рецензии, материалы публицистического характера, отзывы на тексты студентов, аспирантов, на методические пособия педагогов разных уровней образования. Насколько я знаю, у вас около 500 работ…
- Нет, около 500 – только рецензий. Из них: более 40 внешних отзывов на диссертации, ав-торефераты диссертаций, статьи, очерки (книги: Бычков В.В. Николай Чайкин, Дьячкова Л.С. Мелодика; диссертации: Т.Н. Магницкой (Москва), А.А. Бояринцевой (Нижний Новгород), Е.В. Безрядиной (Саратов); авторефераты: В.В. Бычкова, А.В. Гусевой, Е.М. Смирновой, Е.В. Титовой, В.А. Федотова, В. Прихотько, Е.Л. Александровой, Н.А. Бергер, Д.И. Моисеевой, Т.Н. Тимонен, Н.Э. Васильевой, О.В. Рудневой, Л.С. Климентовой, О.В. Пашининой, Е.Н. Михайловой). 74 рецензии на дипломные студентов, 366 – на работы преподавателей консерватории, музыкального колледжа, колледжа культуры, на программы и открытые уроки педагогов ДМШ и ДШИ, аспирантов, 37 рецензий на конкурсные работы из музыкальных училищ Юга России. Кроме того, опубликовала 3 монографии, 5 методических пособий, 45 научных статей по проблемам монодии, лада, фактуры, музыки ХХ века, музыкального образования, 17 музыкально-критических статей в областных и республиканских газетах, около 30 публикаций в Вестнике Астраханской государственной консерватории «Камертон» (о концертах, конкурсах, конференциях, олимпиадах, жизни студентов, городских мероприятиях, музыкальном образовании), приняла участие в редактировании десяти сборников научных статей. Возглавляла комиссии по аттестации оркестрового отделения колледжа культуры, теоретического отделения филиала музыкального колледжа в г. Капустин Яр (Знаменск), была председателем ИГА в Дербенте, Орджоникидзе, Капустином Яру, экспертом по аккредитации ДМШ и ДШИ №№ 1, 2, 3, 4, 5, 11, 15, 20.
- А что, помимо преподавательской и научной деятельности, Вас вдохновляет? Интересно, чем занимается Алла Васильевна в нерабочее время, если, конечно, такое существует в Вашем бытийном (научно-преподавательском) пространстве?
Могу сказать одно: во мне пропал прекрасный дизайнер. В квартире все делаю сама: крашу, оклеиваю стены, вешаю люстры, подбираю мебель, даже балкон остеклила собственными силами; шью, вяжу крючком и на спицах (как теперь говорят – эксклюзив). Для «души» пишу рассказы о животных, обожаю кошек, но в доме у меня их нет (после смерти кота Тома я ограничила заботу о четырехногих бездомных ежедневным кормлением). Сочиняю музыку, но она романтическая, если так можно сказать – «музыка сердца».
- Наверное, многие из тех, кто прочитает этот материал, впервые услышат, что Вы – композитор. Расскажите поподробнее о своей музыке. Что Вы пишите? В каких жанрах и формах? Исполнялись ли когда-нибудь Ваши сочинения?
Я писала детские оперы для фортепиано с голосом. А началось все в начале 90-х годов, когда я работала в Школе одаренных детей (ШОД) преподавателем музыки. Мне было интересно экспериментировать, сочиняя музыку, внедряя ее в обучающий процесс, исполняя в концерт-ных программах различного рода детских мероприятий. Именно силами детей были поставлены мои оперы «Колобок», «Муха Цокотуха», «Волк и семеро козлят». Все эти сочинения не изданы, имеются лишь в рукописи. Вообще годы работы в ШОД, а это период с 1992 по 1996 года, ознаменованы не только этим. По сравнению с другими школами и, особенно, по сравнению с той, в которой я работала в 1960-е годы, точнее – с тем временем, ознаменованы рядом значительных и позитивных моментов. Например, в ШОД учился Дима Дюжев, впоследствии ставший замечательным актером. Помню, как он выступал на концертах. Запомнился его Бенефис, где он выступал в парном танце, пел, читал собственные стихи. Директор ТЮЗа Ю. Кочетков в качестве награды подарил ему именные часы. В то время в стенах ШОД царила необыкновенная атмосфера творчества, экспериментов, положительно сказавшихся на качестве воспитания и образования детей. Я имела возможность рассказывать детям о музыке Древней Греции и о народном песенном творчестве Астраханской области, о русском романсе ХIХ века и о музыке Луи Армстронга, о современном мюзикле и о проявлении сказочных мотивов в балетах Чайковского. Диапазон тем был широк, так как сама составляла программу.
- Зная и внимательнейшим образом знакомясь с Вашими научными публикациями последнего времени, я замечаю тенденцию к новым ракурсам музыковедческой науки. Вас стали интересовать новые жанры, творчество представителей современного авангарда. Не могли бы Вы вкратце охарактеризовать Ваши научные интересы сегодня?

На данный момент в поле моего научного кругозора, помимо фактуры и фактурологии, которые не перестаю изучать, – хоровые произведения Шнитке, Фалика, Смирнова. Я замечаю тягу к хоровому творчеству, хоровым жанрам, возможно, в данном случае сказывается мое пер-вое музыкальное образование? Мне интересны концепции современных хоровых произведений, проблемы соотношения слова и музыки, соотношения голосов в фактуре и т.д. Раньше меня увлекала инструментальная музыка, теперь – хоровая.

В заключении хотелось бы еще раз поздравить Аллу Васильевна Свиридову с Юбилеем от ректората, профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов. Пожелать достижения новых творческих вершин. А мы знаем, что Творчество для Аллы Васильевны – это Жизнь.

 

К биографии Аллы Васильевны

Основные творческие вехи:

1949-1954 – обучение в музыкальной школе
1954-1958 – обучение в музыкальном училище (хоровое дирижирование)
1965-1969 – обучение в музыкальном училище (теория музыки)
1969-1974 – обучение в консерватории (теория и история музыки)
с 1974 по настоящее  время – преподавание в АГК
1978-1982 – обучение в аспирантуре ЛГИТМиК (проф. кл. Т.С. Бершадской), защита диссертации
1983 – присуждение ученой степени кандидата искусствоведения
1989 – присуждение ученого звания доцента
1992-1996 – преподавание в Школе одаренных детей
1999-2000 – обучение в докторантуре Санкт-Петербургской консерватории
2005 – присуждение звания заслуженного работника Высшей школы РФ

Монографии:

1.      О фактуре Шостаковича / Музыка. Библиографическая информация. Вып. 10. – М., 1985. (6 п.л.).
2.      Фактура и ее пространственные координаты в моно- и полиформах складов / Рукопись. Деп. в НИО Информкультура, 27.05.99, № 3230. (10 п.л.).
3.      Музыкальная фактура и ее пространственные координаты. – Астрахань, 2000. (11 п.л.).

Статьи:

1.      Монодические принципы ладообразования инструментального тематизма Шостаковича // Актуальные проблемы ладогармонического мышления: Труды ГМПИ им. Гнесиных. Вып. 63. – М., 1982.
2.      Организация музыкальной ткани в позднем инструментальном творчестве Шостаковича // Проблемы фактуры: Сб. статей. – Л., 1982.
3.      Особенности полифонического двухголосия в инструментальном творчестве Шоста-ковича // Музыка: Библиографическая информация. Вып. 10. – М., 1981.
4.      О проявлении принципов монодийности в многоголосии (на примере инструментальной музыки Шостаковича позднего периода творчества) // Музыка: Библиографическая информация. Вып. 8. – М., 19882.
5.      Методологические проблемы курса гармонии // Музыка: Библиографическая информация. Вып. 9. – М., 1985.
6.      О выразительности фактуры поздних сочинений Шостаковича // Выразительные средства музыки. – Красноярск, 1988.
7.      Монодия и монодийность в инструментальном творчестве Д.Д. Шостаковича // Музыка: Библиографическая информация. Вып. 8. – М., 1988.
8.      Драматургические функции музыкальной фактуры (на примере жанра струнного квартета) // Фактура в системе музыкально-выразительных средств. – Красноярск, 1991.
9.      Взаимодействие складов как средство фактурной драматургии // Проблемы фактуры: Сб. статей. Вып. 2. – СПб., 1992.
10.    К вопросу восприятия монодийного тематизма в современной музыке // Восприятие художественного произведения как проблема искусствознания и художественного воспитания. – Краснодар: ВНИИК, 1993.
11.    Исполнительское прочтение монодийного тематизма в контексте диалога культур // Проблемы художественной интерпретации в ХХ веке. – Астрахань: АОИУУ, 1995.
12.    Неомонодийные тенденции в творчестве отечественных композиторов // Художест-венная культура и современность. Вып. 2. – Самара, 1996.
13.    К вопросу взаимодействия жанра и фактуры (на примере хорового концерта Г. Свиридова «Пушкинский венок». Рукопись депонирована в НИО Информкультура 12.09.1997, № 1481.
14.    Полифоническая фактура и ее пространственные координаты в фортепианных сочинениях Г. Уствольской // Вопросы современной педагогики и фортепианное искусство. – Астрахань, 1999.
15.    К вопросу исполнения монодийного тематизма (музыкально-теоретический аспект) // Вопросы современной музыкальной педагогики и фортепианное искусство. – Астрахань, 1999.
16.    Рельефно-фоновые отношения в фактуре (на примере инструментальных сочинений С. Слонимского) // Музыка российских композиторов в контексте культуры ХХ века – Астрахань, 1999.
17.    Фактурно-пространственная драматургия в современном музыкальном творчестве // Музыка российских композиторов в контексте культуры ХХ века – Астрахань, 1999.
18.    Фактура как предмет науки и образования // Культура и образование на рубеже тысячелетий. – Тамбов, 2000.
19.    К вопросу воспитания музыканта-исполнителя на народных инструментах // Народное инструментальное исполнительство (итоги и перспективы). – Астрахань, 2000.
20.    Христианская тематика в отечественной музыке последней трети ХХ века // Христианство и Культура. – Астрахань: ЦНТЭП, 2000.
21.    В. Хлебников – И. Стравинский (общность творческих методов и стилевых черт) // В. Хлебников и мировая культура на рубеже тысячелетий: Материалы VII Хлебниковских чтений. – Астрахань: АГПУ, 2000.
22.    Фактура как предмет музыкального творчества // Музыкальное творчество на рубеже третьего тысячелетия. – Астрахань, 2001.
23.    Проблема личности и исполнителя в диалоге – учитель и ученик // Фортепианное исполнительство и педагогика (традиции и современность). – Астрахань, 2002.
24.    «Слушание музыки» как практикум курса «Музыкальное содержание» в начальном музыкально-образовательном процессе // Музыкальное содержание: наука и педагогика. – Астрахань, 2002.
25.    Астрахань – Геттинген // М.А. Этингер: ученый и педагог: Сб. статей. – Ростов-на-Дону, 2004.
26.    О терминологии в фактуроведении // М.А. Этингер: ученый и педагог: Сб. статей. – Ростов-на-Дону: Фолиант, 2004.
27.    О полифонической фактуре в творчестве композиторов последней трети ХХ века // Астраханская консерватория: научная мысль и музыкально-педагогическая деятельность. – Ростов-на-Дону: Фолиант, 2004.
28.    Гармония баяна и симфонического оркестра // Народник, № 3. – М.: Музыка, 2004.
29.    К вопросу методики анализа современной фактуры // Южно-российский музыкальный альманах. – Ростов-на-Дону, 2005.
30.    Юбиляру посвящается // Народник, № 2 (50). – М.: Музыка, 2005.
31.    Звуковой материал поздних камерных инструментальных сочинений Д.Д. Шостаковича // Творчество Д.Д. Шостаковича в контексте мирового художественного пространства. – Астрахань, 2007.
32.    Особенности реализации поэтических образов в «Трех стихотворениях из японской лирики» И. Стравинского // Психология и фониатрия: их роль в воспитании молодых вокалистов. – Астрахань, 2007.
33.    О Международной научной конференции «Творчество Д.Д. Шостаковича в контексте мирового художественного пространства // Проблемы музыкальной науки: научный журнал. – Уфа, 2007.
34.    Диалог культурных традиций в хоровом концерте А. Шнитке на стихи Г. Нарекаци // Музыка ХХ века в ряду искусств. – Астрахань, 2008.
35.    Игорь Стравинский – Велимир Хлебников (с единой точки зрения) // Музыка ХХ века в ряду искусств. – Астрахань, 2008.
36.    К вопросу «знаковых» свойств жанра и фактуры // Музыкальная семиотика: пути и перспективы развития. – Астрахань, 2008.
37.    Жизнь как восхождение… // Народник, № 4 (64). – М.: Музыка, 2008.
38.    О читательской конференции // Камертон: Вестник Астраханской государственной консерватории, Вып. 6. – Астрахань, 2009.
39.    Интерпретация поэтических образов «страны восходящего солнца» в вокальных цик-лах И. Стравинского, М. Ипполитова-Иванова, И. Арсеева // Интегративная педагогика и психология искусства в полиэтническом регионе. – Майкоп, 2009.
40.    Музыкальный диалог со средневековьем: ассоциативность как фактор стиля в хоровом концерте Ю. Фалика «Элегии» // Диалогические пространство музыки в меняющемся мире. – Саратов, 2009.
41.    Ю. Фалик. «Поэзы Игоря Северянина» (о смысловой множественности поэтического и нотного текстов) // Музыкальное искусство и наука в ХХI веке. – Астрахань, 2009.
42.    Особенности интерпретации образов японской поэзии в вокальных циклах М. Ипполитова-Иванова и И. Арсеева // Исполнительское искусство и музыковедение. Параллели и взаимодействия. – М.: ГКА им. Маймонида, 2010.

 

Публикации в Вестнике АГК «Камертон»:

1.      Музыка, подарившая радость (о концерте с участием ансамбля «Скиф», Н. Тарасовой, Т. Важоровой)
2.      Гармония звуков и чувств (о выступлении хора, исполнявшего «Реквием» Моцарта)
3.      Памяти мастера (о Международной конференции «Творчество Д.Д. Шостаковича в контексте мирового художественного пространства)
4.      Два дня научных дискуссий (о Международной конференции «Музыкальная семиотика: пути и перспективы развития»)
5.      Музыка как вечная любовь (о концерте Г. Волковой)
6.      Играем и поем на «бис» (о концерте в рамках аттестации вуза)
7.      И вновь конференция (о конференции «Психология и фониатрия: их роль в воспитании молодых вокалистов»)
8.      «Диковинные люди – музыканты…» (о творчестве вечере Ю. Гонцова)
9.      Музыка нововенских композиторов (о концерте В. Стрельцовой и Ю. Эльперина)
10.    Еще одна международная (о конференции «Музыка ХХ века в ряду искусств»)
11.    Памяти человека с большой буквы (о конференции «М.А. Этингер: ученый и педагог»)
12.    Многоточие… (о проблеме ведущих на концертах)
13.    Вечер русского романса (о концерте В. Усольцевой и А. Дудиной)
14.    « Мы мало видим, знаем, а счастье в знании дано» (о второй Международной конференции «Музыкальная семиотика: пути и перспективы развития»)
15.    О конференции в Москве (ГКА им. Маймонида)
16.    О читательской конференции (обсуждение книги Ч. Айтматова «Когда падают годы»)
17.    «Польза бывает не от количества слов, а от качества» (о публицистической деятельности студентов-музыковедов)
18.    От барокко до романтизма (о концерте органиста К. Волостнова, Н. Тарасовой и Т. Важоровой)
19.    Прекрасное пробуждает доброе… (о городской олимпиаде музыкальных школ и школ искусств)
20.    Жизнь как восхождение… (о юбилейном концерте А. Мостыканова)
21.    О Международной научно-практической конференции в Саратове
22.    С оптимизмом, но без прикрас (об аккредитации ДМШ № 1)
23.    Дни современной музыки в Астрахани // Камертон: Вестник Астраханской государственной консерватории, Вып. 7. – Астрахань, 2010.
24.    «С оптимизмом, но без прикрас…» // Камертон: Вестник Астраханской государственной консерватории, Вып. 7. – Астрахань, 2010.
25.    Self-made man (эскиз к портрету женщины в голубых тонах) (о юбилейном концерте Л. Власенко)
26.    О читательской конференции – 2010
27.    «Весна идет…» (о брамсовском концерте и концерте «Виват, оперетта»)
28.    Александру Андреевичу Догадину посвящается (о репрезентации программы памяти автора сборников «Былины и песни астраханских казаков»)
29.    Играет «Скиф» (о филармоническом концерте квартета, Н. Тарасовой и Т. Важоровой)
30.    Апрельские радости и огорчения (обзор музыкальной жизни Астрахани)

 

В.О. Петров
кандидат искусствоведения,
преподаватель кафедры теории и истории музыки