Камертон № 7

ХРОНИКА КОНЦЕРТНОЙ ЖИЗНИ

 

 

ИТОГИ  ПРОШЕДШЕГО  УЧЕБНОГО

            Конец учебного года – это подведение итогов постижения исполнительского мастерства студентами консерватории. Поэтому последние месяцы весны всегда насыщены концертами-отчетами: выпускников вуза – своего рода «генеральными репетициями» перед государственными экзаменами, «прогонами» экзаменационных программ студентов переводных курсов.
О степени интенсивности концертно-исполнительской деятельности говорит жанровое разнообразие отчетов: классные, кафедральные, ансамблевые, вузовские выступления исполнительских коллективов. Не стали исключением май-июнь 2009 года, вобравшие выступления почти всех педагогов кафедр, их студентов. Особо отмечу концерты: «Весеннее настроение» (исполнители: лауреат конкурса юга России Вера Заплесвичко – флейта, лауреат Всероссийского конкурса Татьяна Важорова – сопрано, лауреат Международного и Всероссийского конкурсов Лариса Севрюгина – фортепиано); «Вокальная музыка М. Ипполитова-Иванова» (исполнители: Ирина Иванова – сопрано, Елена Иноченко – скрипка, Ольга Калмыкова – фортепиано); «Фортепианный дуэт» (исполнители: лауреат международных конкурсов Наталья Муравьева и Татьяна Лыскова), концерт органной музыки, посвященный ветеранам Великой Отечественной войны (в Римско-католической церкви), VI пасхальный музыкальный фестиваль. В школах искусств выступили студенты-музыковеды Анна Башкирова, Елена Копылова (ДШИ № 20), Светлана Карпенко, Маргарита Чепикова (ДШИ № 3).

В рамках НТСО «Увертюры зарубежных композиторов» выступили студенты класса доцента Р.Ю. Бураковой. На концертах с участием студенческих коллективов остановлюсь подробнее.
*     *     *
Концерт, посвященный 170-летию со дня рождения Модеста Петровича Мусоргского – одного из «самых правдивых» (И.Стравинский) русских композиторов – прошел при отсутствии свободных мест в Большом зале консерватории. В программу концерта вошли хоровые, вокальные и инструментальные сочинения композитора. Вела концерт профессор Любовь Власенко. Во вступительном слове ведущая рассказала о творческом credo, фамильной родословной, роли хоров в операх композитора, его друзьях, последних днях жизни... Доминирующую мысль «слова» можно выразить так: «Модест Петрович – самый православный композитор, творчество его глубоко религиозно, нравственно, духовно, пронизано любовью к человеку».
Открыл концерт студенческий хор консерватории, исполнивший уникальное сочинение – молитву пасхального канона (пасхальное песнопение) «Ангел вопияше» - единственный духовный хоровой опус в списке произведений композитора (руководитель – профессор, заслуженный деятель искусств РФ Любовь Власенко) и вокальный цикл «Песни и пляски смерти» в транскрипции для хора Алексея Ларина – современного московского композитора (дирижер – хормейстер Михаил Черчинцев, класс доцента Леонида Егорова).
Две ипостаси – Жизнь и Смерть (краткий миг пребывания на земле и вечность отсутствия) – составили содержательный аспект хоровых произведений. В цикле «Песни и пляски смерти» главное действующее «лицо» приходит в разных обличиях, вторгается назависимо от возраста, статуса, жизненных ситуаций. Четыре части цикла – не просто яркие по образной характеристике картины-сцены ее притворства, коварства («Колыбельная»), обольщения («Серенада»), глумления («Трепак»), торжества алчности («Полководец»), каждая из них – драма человеческой жизни.
Многоликость Смерти потребовала необычной инструментовки (два рояля + арсенал ударных инструментов – литавры, большой и малый барабаны, колокола, кастаньеты, бубен, треугольник, тарелки, коробочки, там-там), позволившей передать «бряцание и лязг костей» (традиционное изображение Смерти в виде скелета), тембр колокольного звона, звуки сабельных ударов в сцене битвы. Исполнители на ударных инструментах - Игорь Бондарь и Сергей Жаркин. Благодаря своим «генетическим корням» ударные в хоровом цикле выступили «усилителями» театральных характеристик музыкальных образов, укрупняя их, а, следовательно, выполняя важную драматургическую роль.
В транскрипции А. Ларина хор взял на себя функции иллюстратора-живописца, комментатора событий, рассказчика от автора, главных действующих лиц повествования. Отсюда колоссальный диапазон чувств и состояний, переданных хором, разнотембровость звука, широкая градация динамики, сочетание различных типов неустойчивого ритма (синкопированного, триольного, пунктирного и т.д.), полифоническая объемность фактуры.
У инструментального сопровождения свои «роли» в партитуре цикла: скромными средствами камерного состава композитор живописует обстановку («свеча, нагорая, тускло мерцает кругом…» – «Колыбельная»), время действия («нега волшебная, ночь голубая, трепетный сумрак весны…» – «Серенада»), место действия («лес да поляны, безлюдье кругом…» – «Трепак»), событие и его продолжительность («Грохочет битва…пылает полдень – люди бьются, склонилось солнце – бой сильней!» – «Полководец»).
Богатство жанровых (колыбельная, серенада, пляска, гимн-марш), интонационных (народная песня, хроматическое lamento, мелодии плача, стенания, образы-символы Diesirae, «Со святыми упокой», польская песня повстанцев, плакатная броскость интервалики, речитации и т.д.), выразительных средств (психологическая детализированность текста) помогли М. Мусоргскому – А. Ларину создать, а исполнителям передать «правду в звуках», образы почти видимой осязаемости: трагедию матери, теряющей любимого ребенка; тяжело больной девушки, мечтающей о любви; пьяного горемыки-мужика, замерзающего в лесу; воинов (весенний цвет юности), убивающих друг друга, не зная во имя чего…
Солирующие партии исполняли Надежда Морозова (меццо-сопрано), Сергей Евдокимов (тенор), концертмейстеры – дипломант Всероссийского конкурса Анжела Гасратова (I рояль) и Татьяна Легонькая (II рояль).
На рубеже 60-70-х годов XIX века на собственный текст Мусоргским был написан вокальный цикл «Детская», изобразивший быт (игры, шалости, домашние происшествия), чувства (страх, обиду, радость), психологию ребенка (удивление, мечтательность, фантазия). Интерпретация цикла народной артисткой РФ, профессором Натальей Тарасовой отличалась удивительной точностью передачи характеров, эмоциональных состояний, душевного мира ребенка. Певица нашла индивидуальное «говороподобное» звучание как для слов автора, так и прямой речи действующих лиц, то есть монологов детей. Через тонкости ритма «музыкальной прозы», имитацию разговорной речи слушатель ясно представлял образ «говорящего» ребенка, его чувства, настроение.
Такой же род тематизма с переменчивым ритмическим движением стал основой инструментального сопровождения (концертмейстер – лауреат международных конкурсов Наталья Муравьева), когда гармонический язык, перестав быть служебно-нейтральной «поддержкой», приобрел направленно выразительное характеристическое значение, раскрыв подтекст произносимых слов. Внимание ансамблистов оказалось прикованным к каждому повороту речи, зигзагу мысли ребенка, жесту, сценическому действию. Выразительно-смысловой потенциал речевой интонации (окраска речи, ее эмоциональный тонус, степень экспрессивной яркости, динамика) невозможно передать только средствами нотации. В исполнении Натальи Тарасовой вокальная партия цикла предстала как «театр одного актера», с персонификацией действующих лиц. Великолепная темброфоника, дикция, сценическое воплощение! Браво!
Программу концерта завершили фортепианные сочинения композитора. Известно, что Мусоргский превосходно владел инструментом, мастерски читал с листа, великолепно импровизировал. Современники были поражены «необыкновенной картинностью» его игры (Н. Ларош), «изумительным совершенством звукоподражания» (В.Стасов), «виртуозностью» аккомпанемента (Д. Леонова). Лауреат всероссийских конкурсов, преподаватель кафедры специального фортепиано Илья Михайлов – исполнитель двух последних номеров из цикла «Картинки с выставки» – ярко воплотил образ Бабы-Яги (обитательницы «Избушки на курьих ножках»). Если в акварели В. Гартмана «избушка на курьих ножках» – это изящная оправа бронзовых часов, то у Мусоргского – скерцо, музыкальный портрет сказочного персонажа с традиционными для него атрибутами: ступа, помело, «костяная нога». Насыщенный красками колокольный перезвон «Богатырских ворот (В стольном граде во Киеве)» в интерпретации Ильи Михайлова вынес содержание пьесы за рамки «картинки», сообщив ей глубокий символический смысл: «бородинская» мощь могучего трезвона олицетворяла мужество, силу, стойкость духа народа-исполина.
Великолепный концерт! Свидетельство тому – восхищение, щедрые аплодисменты публики.

 

                                                                       *     *     *
В программу концерта студенческого симфонического оркестра (дирижер – Алатарцев В.Я.) вошли балетная музыка Ш. Гуно из оперы «Фауст» (1859), Концерт для трубы с оркестром А. Арутюняна (солистка Светлана Дьячук), сюита из музыки к комедии Лопе де Вега «Валенсианская вдова» (1953) А. Хачатуряна – произведения «сочные» по колориту, тематизму, оркестровке. Вела концерт Иоанна Алатарцева.

При всей несхожести сюитных номеров балетную музыку Шарля Гуно объединяет яркая интонационность, «зрелищность» тематизма (чувственная обольстительность, демоническая стихийность и т.д.), красочность, стройность малых форм, опора на бытующие жанры, которые обеспечили заслуженный успех музыке балетных сцен.
Концерт для трубы А. Арутюняна –  первый в практике армянской музыки опыт использования инструмента в качестве солирующего, поэтому композитор демонстрирует как эмоционально-выразительные, так и технически-виртуозные возможности трубы. В музыке А. Арутюняна привлекает светлый, «юношеский» взгляд на мир, простота и лаконизм тем, изящество изложения, прочная связь с армянским и общекавказским городским фольклором, бытовой музыкой, ритмами спортивных маршей и массовых песен 60-х годов. Отсюда ощущение радости, непосредственность воздействия музыки на слушателя. Одночастный концерт воспринимается как традиционный трехчастный цикл, чему способствует включение в разработку лирического эпизода, возмещающего медленную часть формы-схемы: Allegro, Adagio, Allegro. Контрастное сопоставление спокойной широкораспевной (под сурдину) мелодии позволило ощутить всю прелесть и обаяние поэтически возвышенной лирической кантилены. Созданный в 50-е годы ХХ века концерт продолжает свою репертуарную жизнь благодаря мелодической рельефности, оригинальности формы, эмоциональности, а также достижению убедительных исполнительских результатов инструменталистов-духовиков. Отрадно отметить, что список известных в стране музыкантов – исполнителей на медных духовых инструментах, в частности, трубе, пополнился фамилией выпускницы Астраханской консерватории Светланы Дьячук.
Яркость образов, непосредственность в выражении чувств, природное чутье к выразительным возможностям оркестра, тонкий музыкальный вкус, обогащение музыкального словаря интонациями новой эпохи характеризуют музыку другого представителя армянской музыкальной культуры – Арама Хачатуряна.
«Репертуарный голод», недостаток времени или жанровое пристрастие (две сюиты + одночастный концерт в одной программе) стали причиной обращения к данным опусам – тайна руководителя и дирижера оркестра.
За сорокалетнюю историю студенческого симфонического оркестра сменилось шесть дирижеров: Романько В.А., Джергения Л.Г., Сепкулов Ф.Я., Иванов Ю.М., Ило Янг, Егоров Л.Н.. Дана масса концертов, освоены сложные партитуры, современный звуковой багаж (музыка ХХ-Х1Х веков). Диапазон исполняемой оркестром музыки достаточно широк: симфонические полотна признанных мастеров-классиков, романтиков, маститых фигур рубежа ХХ-Х1Х веков, музыкальные бестселлеры ушедшего ХХ века, творческие достижения региональных композиторов-современников и т.д. Но даже тогда, когда оркестр достигал убедительных исполнительских результатов, «проблемной» оставалась группа медных духовых инструментов. В данной концертной программе звучание «меди» вызвало уважение за интонационную, ритмическую выверенность, ансамблевую монолитность. Хотелось бы большей градации динамики, сбалансированности тембров в tuttiйных эпизодах –  во всем чувствовалась рука дирижера-духовика. Хорошо это или плохо –  покажет время, поскольку при всех отмеченных достоинствах исполнения, музыка, вошедшая в программу симфонического концерта, не входит в «золотой фонд» мировой музыкальной культуры, не способствует выявлению таких необходимых качеств дирижера, как умение охватывать крупную драматургию, демонстрировать концептуальность художественного решения. Будем надеяться, что эзотерическое число семь, излучающее могущество, сплав духовной гармонии (тройка) и земной надежности (четверка) обернется для Алатарцева В.Я. семью добродетелями. Успехов Вам, седьмой дирижер студенческого оркестра Астраханской консерватории.

 

                                                                                                                                 А.Свиридова
кандидат искусствоведения,
профессор кафедры теории и истории музыки,
заслуженный работник высшей школы РФ