Камертон № 7

АСТРАХАНСКИЙ ПЕРИОД ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА М.Г. ХРУЩЕВОЙ
(ЮБИЛЕЙНЫЕ ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ)

 

Тридцать девять лет в Астраханской консерватории и 65 лет жизни – это целая эпоха! Первые годы становления вуза и кафедры теории и истории музыки – все это происходило при участии Маргариты Геннадиевны Хрущевой. Ее «астраханский период» начался в 1971 году. В одном из интервью, однажды, М.Г. Хрущева обмолвилась, что все, что задумывала в этой жизни – выполняется: «Я мечтала ходить по горам, и вот занималась альпинизмом десять лет. Мечтала владеть свободно итальянским – я им владею…». За плечами у нее успешные годы аспирантуры, блестящая  и актуальная кандидатская степень, сотни статей, около тысячи разных рецензий и две книги  – монографии об удмуртской народной обрядовой культуре, выступления на бесчисленных международных и российских конференциях. М.Г. Хрущева отмечена престижной  губернаторской музыкальной премией им. А. Каппа.
Особый, я бы сказал оптимистичный, взгляд на жизнь – основное качество этого удивительного человека. И одна, пожалуй, главная причина такого состояния души – это фольклор, которым  этномузыковед Хрущева занимается самозабвенно и с полной отдачей. Честная, она не пропускает приблизительности в формулировках научных статей, да и в окружающих людях тоже. Удивительный и взаимоисключающий набор качеств: бескомпромиссность и дипломатичность, дисциплинированность и авантюрность, женственность и мужская хватка, потрясающая работоспособность и умение «слушать тишину природы». Непредсказуемая и, одновременно такая домашняя, она обладает педагогическим даром и прекрасным литературным слогом. И может быть поэтому, ее публикации в газетах – всегда интересны, позитивны и точны. Всегда есть что обсудить и с удовольствием подискутировать!
А еще, как магнит, Маргарита Геннадиевна притягивает к себе неординарных и талантливых людей.  Она «разбрасывается» идеями, которых у нее просто огромное количество и от этого получает огромное удовольствие. Возможно это и от родителей, и от И. Земцовского с его петербургской школой фольклористов. Простое перечисление тем и идей практически невозможно. Это как в символизме: сколько не объясняй смыслы образов, до края никогда не доберешься! Если все же список начать, то можно вспомнить и идеи создания сельских школ народного мастерства, и принципы становления  и поддержки фольклорных молодежных групп  области, и особый центр фольклора нижнего Поволжья. И так далее, далее, далее…
А еще у М. Хрущевой – аспирантские будни и переживания за своих научных «детей». А их, студентов и молодых ученых – большое количество. И практически каждый уже стал уникальной личностью, реализовался в практической деятельности или на научной стезе. При всей непохожести у нас всех есть что-то общее. Может это особое родовое понятие?  Может это и есть творческая и научная школа фольклориста Маргариты Хрущевой? Обычно встречаясь вместе, мы так и говорим, не без гордости и уважения: «Мы ученики нашей консерватории и Хрущевой». Это как знак высшей музыковедческой пробы.
…Вновь и вновь перечитывая  статью Н. Куликовой в старенькой подшивке газеты «Волга», ловишь себя на удивительном понимании того, что сказанное в интервью Маргаритой Хрущевой в1994 году, по-прежнему актуально. И о профессиональном искусстве и отношении к нему в нашей стране, и о шоу-бизнесе и его влиянии на процессы в обществе. Об остаточном принципе финансирования культуры и невозможности проведения необходимых конференций по проблемам этнической культуры. О фольклорных экспедициях и доведении привезенных записей до широкого круга ученых и слушателей. И это, поверьте, далеко не полный перечень высказанного и невысказанного прекрасным человеком и продуктивным ученым.
О С.И. Танееве когда-то говорили, что он – музыкальная совесть Москвы. Перефразируя, можно с полным основанием сказать: Маргарита Хрущева – совесть и опора нашей астраханской дружной фольклористики.

К. Гузенко