Камертон № 7

 

«С оптимизмом, но без прикрас» –  Д.Кабалевский
(взгляд председателя экспертной комиссии по аккредитации  ДМШ №1)

 

 

            Реформа, проведенная в 1922 году, узаконила трехступеневую систему музыкального образования (ДМШ, ДШИ – школы-десятилетки, училища, колледжи – институты, консерватории, академии) как единый комплекс поэтапного повышения профессионального мастерства: сотни тысяч выпускников музыкальных школ «питали» среднее звено музыкального образования, десятки тысяч выпускников средних специальных учебных заведений пополняли контингент высшей образовательной ступени. С середины 80-х годов ХХ века структура начала «давать сбои», и этот процесс неумолимо продолжается в более стремительном темпе. Изменились цели, задачи, назначение ДМШ и ДШИ – муниципальных образовательных учреждений дополнительного образования детей. Поэтому наряду с сохранением педагогических традиций академического музыкального образования, школа вынуждена искать (причем очень активно!) новые формы деятельности, педагогических услуг.
Ситуация в сфере начального музыкального образования («кузнице кадров» для ссузов) такова, что количество желающих получить академическое образование с каждым десятилетием сокращается, и тому есть объективные причины. Во-первых, изменился контингент учащихся – в школу принимаются практически все желающие; во-вторых, под мощным прессингом СМИ произошла переориентация эстетического вкуса не только детей, но и, что немаловажно, их родителей; в-третьих, современный меломан – это не только любитель классики, его интересуют джаз, блюз, рок, шансон, металл и т.д. Сегодня в филармониях звучит «пост»- и «нео-арт», в консерваториях изучают рок и внеевропейские культуры…
Учреждение дополнительного образования – ДМШ №1 – отреагировала на музыкальную разноголосицу: открыла отделения раннего эстетического развития детей (3-5 лет), музыкального исполнительства для взрослых (без ограничения возраста), ввела обучение на нескольких отделениях. Педагогам нелегко «угодить» всем, а надо! Чтобы выстоять, в ДМШ №1 не только расширяются виды деятельности, но и разрабатываются и внедряются в практику игровые технологии, образовательные программы нового поколения, программы для детей с различным уровнем музыкальных способностей (УП для работы с учащимися «лидер-группы», для детей со слабыми музыкальными данными, для детей дошкольного возраста), по ансамблевой игре, академическому и эстрадному вокалу, составляются альбомы, сборники пьес популярной музыки, переложения для фортепиано в четыре руки, хора, инструментальных ансамблей, рабочие тетради, корректируются репертуарные списки (в которые включена музыка духовно-утонченная и повседневная, профессиональная и любительская, элитарная и популярная, отечественная и далеких континентов).

            Приоритетными остаются задачи общего музыкального образования детей, развития общей культуры, эстетического вкуса, расширения музыкального кругозора, развития творческих задатков, и лишь наиболее одаренные дети (самая малочисленная группа выпускников) по согласию родителей избирают своей профессией школьную специализацию (фортепиано, аккордеон, гитара, вокал и т.д.).
По итогам анкетирования детей и их родителей (май 2007 года) на вопрос о том, о какой профессии мечтают учащиеся школы, ответы распределились следующим образом:
- о профессии певца/певицы мечтают 18,3% обучающихся (результат «Фабрик звезд», детского и взрослого Евровидения, «Минуты славы», «Новой волны» и других проектов центрального телевидения);
- о профессии учителя музыки – 8,7%;
- о профессии, не связанной с музыкой – 73% из числа опрошенных.
Из 60 выпускников 2006 года поступили в ссузы – 8 человек; из 64 (2007 г.) – 9 человек; из 47 (2008 г.) – 12 человек; из 45 (2009 г.) – 5 человек.
Исходя из неутешительных результатов анкетирования, вполне объяснимы программы общешкольного концерта учащихся и концертов всех исполнительских отделений в рамках аккредитации школы, где прозвучали: «Рэгтайм» Н. Мордасова (Горбунов Иван, Котегоренко Кирилл – фортепиано), «My favorite things» из мюзикла «Звуки музыки» Р. Роджерса (Сергунина Екатерина – вокал, Степанова Валентина – фортепиано); «В тумане» Э. Гармера, «Let's my people go», песня из репертуара группы «ABBA» (квартет саксофонистов младшей группы), «Джа-да» Д. Карлтона (ансамбль гитаристов); «Хелло, Долли» Д. Хермана, «Я знаю почему» Г. Миллера, «Поезд на Чаттанугу» Уоррена (квартет саксофонистов старшей группы), «Веселое ча-ча-ча» Л. Грайна, «Играем на пять» Дезмонта (ансамбль духовых инструментов).
Академическое направление деятельности школы подтвердили выступления учащихся с оркестром филармонии под управлением В. Белинского: Концерт f-moll, ч.1 И.С. Баха (Павлова Мария – фортепиано), Аллегро из «Дивертисмента» И.Гайдна (Котов Евгений – виолончель), Фантазия Ф. Мендельсона (Горбунов Иван -  фортепиано), Концертино А. Грубера (Рычагова Людмила – флейта), Концертино в 3-х частях Е. Подгайца (Фаллер Елена – фортепиано), «Panis Angelicus» Ц. Франка, «O sole mio» Ди Капуа (Скляров Константин – вокал), а также сольные и ансамблевые программы: Концерт G-dur 1 часть А. Вивальди (Маннике Эдуард, Кузякина Анастасия – дуэт скрипок), Ноктюрн «Разлука» М. Глинки (Коржовская Алина – фортепиано), Баркарола П. Чайковского (Рычагова Людмила – флейта), «Веселая прогулка» В. Гаврилина (Фаллер Елена, Яковлева Марта – фортепианный дуэт), «Неаполитанская песенка» П. Чайковского (Маннике Эдуард, Кузякина Анастасия, Фатьянова Александра – ансамбль скрипачей), Сонатина D-dur 1 часть Я. Ванхаля (Рычагова Людмила – флейта, Котов Евгений – виолончель, Коржовская Алина – фортепиано), Музыкальный момент Ф. Шуберта (Кан Ольга – скрипка, Овчинникова Ирина – фортепиано) и десятки других сочинений академического репертуара зарубежных и отечественных композиторов.
На прослушивании учащихся отделения сольного пения (18 сольных программ, дуэты, ансамбль) стало ясно: преподавателям вокального отделения музыкального колледжа безработица не грозит. Есть талантливые, артистичные дети с хорошими вокальными данными. Будем надеяться, что они не заразятся  «звездной» болезнью, а их родители - «манией величия» их чад, останутся в Астрахани, а не станут провинциальной «подпиткой» столичных образовательных учреждений, концертных организаций, фондов…
Слушая выступления исполнительских отделений (инструменталистов), с тенью грусти и болью о прошлом вспоминаешь «свое» время, когда профессия академического музыканта была престижной, а поступлению в школы, ссузы, вузы предшествовал строгий конкурсный отбор. Теперь все ступени музыкального образования так или иначе приспосабливаются к реалиям времени: АГМК открыл экспериментальный центр детского образования, другие учебные заведения активизировали деятельность сектора педпрактики. Пока ситуация небезнадежная, но… на небольшом территориальном участке размещены четыре музыкальных учреждения (ДМШ №1, АОУК, АГМК, АГК), способные предложить полный комплект образовательных услуг. Поэтому есть проблемы с профориентацией на всех отделениях ДМШ №1, даже у духового, хотя заслуженный работник культуры РФ, педагог с почти полувековым стажем Востриков В.И. вправе гордиться своей персоной (в его активе два квартета саксофонистов, духовой оркестр, дипломант областного и международного конкурсов Рычагова Людмила). Однако численный перевес саксофонистов – почти в 8 раз от числа обучающихся на флейте, в 2,5 раза – на кларнете – вряд ли может быть объясним только желанием детей и их родителей.
Педагогам-музыковедам и хоровикам, обслуживающим все отделения школы, к сожалению, живется «вольготно» только в рамках начального звена начального образования. Цели, задачи школы, а следовательно учебная, методическая и просветительская деятельность обозначили ключевые проблемы, а средствами выполнения этой деятельности стали:
- музыкальные гостиные, музыкально-литературные композиции, музыкальные сказки, лектории для детей и взрослых, где происходит «выход» в смежные виды искусств;
- детские творческие коллективы (хор, оркестр, инструментальные и вокально- инструментальные ансамбли);
- концерты в рамках отделений абонемента филармонии;      
- конкурсы-фестивали (фортепианного исполнительства, Пасхальный, Рождественский, «Музыкальная радуга», «Юный виртуоз», «Золотой ключик», «Орфей» и т.д.);
- олимпиады, городские мероприятия;
- концертно-просветительская деятельность.
В самом трудном положении находятся хоровые отделения ссузов и вузов. Кануло в Лету «золотое» время, когда в каждой общеобразовательной школе, при каждом клубе были хоровые (учебные и самодеятельные) коллективы. Сейчас ими могут похвастаться лишь единичные национальные общества (например, намецкое), функционирует самодеятельный хор ветеранов.
Основное место деятельности будущих выпускников (дирижеров-хормейстеров) – клиросы храмов, детские коллективы ДМШ и ДШИ, воскресных церковно-приходских школ. И лишь «счастливчики» получают «место под солнцем» - в камерном мужском ансамбле «Скимен», мужском хоре филармонии, муниципальном хоре «Лик»,  музыкальном театре, фольклорном коллективе «Астраханская песня», губернаторском ансамбле песни и пляски… Учитывая, что учебный процесс ссузов и вузов необратим, имеем бестолковый результат – каждый год консерватория пополняет когорту хоровиков с 6-8 выпускниками без перспектив трудоустройства, кроме как в качестве учителей музыки в общеобразовательных школах. Там бывший выпускник должен превратиться в универсала: за один урок в неделю успеть научить детей элементарной нотной грамоте, привить навыки слушания музыки, осуществить ритмическое воспитание, дать сведения о произведениях и их авторах, выучить песенный репертуар, необходимый для всех школьных мероприятий и пр., то есть выступать одновременно в роли руководителя хора, учителя музыки, лектора, пропагандиста-просветителя. Но… в вузе его этому не учат.
Немного истории. На заре отечественного массового музыкального образования в «Проекте программы средней школы: Пение 1-6 классы» (Составитель Пономарев И.П. – М., 1947) было зафиксировано, что «хоровое пение приобщает детей к музыке и повышает их вокально-хоровую культуру, воспитывает интерес, любовь к музыке и художественный вкус. Таким образом, школа должна явитьсрассадником музыки и, в частности, вокально-хоровой культуры в нашей стране» (с.3). В задачи обучения пению в школе входило:
а) формировать и укреплять детский голос;
б) воспитать в детях бережное отношение к голосу;
в) привить необходимые певческие навыки;
г) дать навыки пения в коллективе;
д) научить пению в 1, 2, 3 голоса с сопровождением и без сопровождения;
е) научить пению по нотам (там же, с.3).
Во времена хрущевской «оттепели» государство поставило перед образованием (в том числе музыкальным) иные задачи - «воспитание любви к Родине, к своему народу, формирование нравственных идеалов…» (Программа восьмилетней школы: Пение. – М.,  1960), а в 70-е годы - «эстетическое и идейно-нравственное воспитание учащихся, формирование личности…» (Программа НИИ художественного воспитания. – М., 1974-1976 гг.). Критериями подбора музыкальных произведений становятся: «идейность, народность, художественность и разнообразие музыки, привлекательность и доступность для детей выраженных в произведении чувств» (Цит. по: Апраксина О.В. Методика музыкального воспитания в школе. – М., 1983).
В 80-е годы урок хорового пения в школе (самый доступный детям, самый увлекательный вид музыкальной деятельности, самый «продуктивный» и массовый) превратился в школьный предмет «Музыка». В статье Д.Б, Кабалевского «О перестройке – с оптимизмом, но без прикрас» композитор определил новые цели и методику преподавания уроков музыки: «ввести учащихся в мир большого музыкального искусства, научить их любить и понимать музыку во всем богатстве ее форм и жанров, иначе говоря, воспитать в учащихся музыкальную культуру как неотъемлемую часть их духовной культуры» («Коммунист», 1986, №4, с.13).
С появлением новой концепции и программы Д.Б. Кабалевского в практике музыкального воспитания произошел подъем: учителя, увлекшись новыми принципами преподавания, активно работали над совершенствованием уроков музыки в школе. Однако… подъем оказался кратковременным, призыв к свободному выбору программ, к созданию собственных разработок лишил учителей музыки «стержня». Стало ясно, что, несмотря на смену названия учебного предмета («Пение» – «Музыка»), введение предметов эстетического цикла во всех классах, преподавание педагогами-специалистами, концепция общего музыкального образования включалась в систему общего образования; за сменой названий учреждений, предметов всегда стояли (и стоят!) изменения в содержании образования, а оно, в свою очередь, определяло цели, задачи и пути достижения. Отсюда вывод: нельзя новое осуществить старыми методами, общая педагогика рассматривает урок как средство целенаправленного руководства образованием, развитием и воспитанием школьников, но «искусство – не научная дисциплина, которой учатся и которую изучают» (Кабалевский Д.Б. Теоретические основы урока музыки как урока искусства. – М., 1994, с.4). Итог: свели до минимума хоровое пение, закрыли клубы, кружки, дворцы пионеров, студии и т.д., на уроке «Музыка» в общеобразовательной школе не решили главный вопрос: как сделать, чтобы высокое искусство было не отчуждено от ребенка, а стало частью его души… («Хотели как лучше, получилось как всегда»).
Сегодня музыкальное искусство (образование, исполнительство) переживает серьезный кризис – испытание рынком, испытание массовостью и доступностью. Современный арт-рынок имеет явный перевес в область массового искусства. Режущее слух профессионалам от искусства понятие «культурный досуг», является продуктом множества компонентов программы art-проекта (сценарий, режиссура, исполнительство, оформление, техническое оснащение и т.д.). И хотя серьезную проблему составляет качество услуг (например, фактор личного вкуса продюсера), темпы индустрии услуг впечатляют. Бизнес оплачивает «досуг», корректируя программу культурно-развлекательных шоу.
Долгое время существовавшая в стране модель музыкального социума «классика – фольклор – эстрада» уступает многообразию видов суррогата: фольклор, охотно идя на альянс с коммерческой поп-музыкой, активно обживает телевидение («Русская песня» Надежды Бабкиной, «Золотое кольцо» Надежды Кадышевой, Тархан, Шакира и т.д.), «борьба за существование» коснулась джаза, рок-музыки, бардовского пения… Утрате родовых свойств академической музыки способствовало расширение «границ» ее звучания и формы «потребления»: подземные переходы, супермаркеты, общественный транспорт, «на природе», рекламные клипы, бренды, телезаставки и т.д. Бах, Вивальди, Шопен, Чайковский, Рахманинов, Прокофьев звучат в эстрадных шлягерах, джазовых обработках, рок-транскрипциях, наводнивших эфир, рекламу…
Весь цикл обучения и получения квалификации (7 лет музыкальной школы, 4 года колледжа/училища, 5 лет вуза = 16 лет) не гарантирует выпускнику вуза работу в государственном или частном секторе, поскольку молодых специалистов значительно больше, чем предлагаемых вакансий. Кроме того, в сектор культуры приходят те, кто вообще не получил академического образования, но стремясь «идти в ногу со временем», ищут новые формы «заявки о себе» с потребителями культурных услуг.
В условиях современного состояния средств коммуникации, звуковой индустрии, глобального распространения поп-культуры, скрещивания высокого искусства с бизнесом (чего стоит альянс звезды мировой классики Дмитрия Хворостовского и эстрадного композитора Игоря Крутого!), начальное звено музыкального образования всеми силами старается преодолеть репродуктивные способы мышления обучающихся, включить фантазию, воображение, интуицию, творчество в восприятии и познании музыки как духовного акта. Без лишней дидактичности воспитывает художественный вкус, эмоциональную отзывчивость, пробуждает музыкой Добро, Милосердие, Любовь, Красоту и Гармонию.                        
Какая музыка была,
Какая музыка звучала,
Она совсем не поучала,
А лишь тихонечко звала.
Звала добро считать добром
А хлеб считать благодеяньем,
Страдание лечить страданьем,
А душу – дружеским теплом.
В этих строчках Ю. Визбора заключен глубокий смысл: современное музыкальное образование, чтобы стать действительно современным, нуждается не только в обновлении своего содержания, но и в пересмотре своих основ с учетом резко изменившейся социокультурной ситуации. Аккредитация МОУ ДОД «Детская музыкальная школа №1 г. Астрахани» показала, что руководство и коллектив работают в режиме инновационных идей, создания разветвленной системы дополнительного музыкального образования с увеличением числа реализуемых направлений деятельности школы, соответствующих веяниям времени.

 

                                                                                                                     А.Свиридова
кандидат искусствоведения, профессор  кафедры теории и истории музыки АГК,  заслуженный работник высшей школы РФ,
председатель экспертной комиссии по аккредитации МОУ ДОД ДМШ №1